s11131
Я тот же хлипкий голос, но я теперь с зубами!
«Неполная и окончательная история классической музыки» Стивена Фрая.

Двоякие ощущения: с одной стороны, попадись она на моем пути во времена преподавания, возможно, я бы до сих пор была преподавателем музыкально-теоретических дисциплин. А если еще раньше - не так бы ненавидела музлит. Хотя, честно говоря, не знай я сути разговора, я не оценила бы и двадцатой части фраевского многословия.
С другой стороны: многословие... Честно. он меня просто бесил. Отступления ни о чем, специфические шутки, понятные только избранным. Очень хотелось остановиться, дать автору в нос и попросить не растекаться мыслью по древу.
Фамилия любимого мной Даргомыжского, кажется, и вовсе не была упомянута, равно как и Хиндемита. Но что поразило - я пропустила Скрябина? Серьезно. Где? Почему о Прокофьеве так мало? А я вам отвечу. Автор ударялся в лирические отступления вместо дела.
Впрочем, задача написать энциклопедию перед ним и не стояла, скажете вы, и будете, в общем-то правы.
В итоге: читала неделю, собиралась на рецензию две. Рекомендовала бы детишкам, любителям и сочувствующим, для расширения кругозора и структуризации знаний.